Орловское информбюро
Для лиц старше 16 лет


вторник
18.06.2019
4:14:48
Новости
ВСЕ НОВОСТИ
ВИДЕО

Программа передач
Телеканал "РОССИЯ"
Телеканал "РОССИЯ24"
"Радио России. ОРЁЛ"

Наши передачи
Вести-Орёл
Вести-Орёл. События недели
Вести. Дежурная часть
Вести. Интервью
Парк культуры
Пульс
Такая жизнь
Солдаты России
Следствием установлено
Аграрный вопрос
КОНТАКТ
Коммуналка on-line
Передачи "Радио России. Орёл"
Летопись войны

Видеоархив передач ГТРК "Орёл"
Всё в дом
Мобильный репортёр
Кавказский дневник
Провинциалы
Пьедестал
Из архива ГТРК "Орёл"
Нас водила молодость
Очерки и публицистика
Слово о вечном
Спецпроекты ГТРК "Орёл"

О нас
ГТРК "Орёл" - 50 лет в эфире!
ГТРК "Орёл"
Контакты
Руководство
Телевидение
Радио России
Фотоархив

Орловщина
Природа
Летопись
Фотогалерея
Орловская область
450-летие города Орла
Орёл. Город на века
Тургенев. Live
Краеведение
География
Деловая жизнь
Прокуратура Орловской области комментирует



Все для видеонаблюдения для офиса склада предприятия.
ГТРК "Орёл" версия для печати

ЧЕЛОВЕК, КОТОРОГО ЖДУТ В КАЖДОМ ДОМЕ

Диктор Орловской государственной телерадиокомпании Наталья Деева, которая без малого четверть века каждый день входит в наш дом, приносит с экрана не только новости, но и светлую улыбку, покой и уверенность в том, что день сложится непременно удачно. Ее видят на праздничной трибуне, на сцене, где идет торжественное мероприятие. Она ведет концерты и репортажи. Ее знают и уважают орловцы, ее узнают на улице и в магазине, в парикмахерской и библиотеке. Она -- человек популярный, и:закрытый для всех. Но для нашей встречи есть радостный повод: Наталья Деева удостоена почетного звания <Заслуженный работник культуры России>. И, поздравляя ее, я задаю ей совсем не оригинальный вопрос: как отнеслась она сама к этому событию.

-- Когда получила правительственную телеграмму, особых эмоций не было. А потом, когда все стали поздравлять, задумалась: а за что я получила эту награду? Ведь рядом со мной работают люди, которые не меньше, чем я, сделали для телекомпании хорошего. Приятно, конечно, что меня оценили, и считаю, что это звание мне дано авансом, постараюсь оправдать его.

-- Наталья Николаевна, ведь ни один институт не готовит дикторов, как же вы приобрели такую профессию?

-- Начиналось все с мечты. Детство мое прошло в городе Мценске, где профессионального театра нет. Радио, телевидение, художественная самодеятельность заполняли наш досуг. Я читала со сцены стихи, вела концерты, но в глубине души жила мечта стать телеведущей. Я написала письмо на орловское телевидение, и, представьте себе, получила ответ. Два замечательных орловских диктора Сергей Бычков и Галина Курепина написали мне, чем я должна обладать: соответствующий тембр голоса, внешность, общительность. Конечно, я должна иметь высшее гуманитарное образование, ну и быть политически подкована, времена какие были, представляете. Закончив школу, поступила в Орловский государственный институт искусств и культуры на режиссерское отделение. Я так увлеклась театром, что мечта моя отодвинулась на второй план. После окончания первого курса, я у себя в клубе поставила детский спектакль. В институте очень многому научилась: и сценической речи, и внутренней свободе, и умению проживать текст как собственный монолог, и, разумеется, получила огромные знания по разным предметам. И когда телерадиокомпания объявила конкурс на замещение должности диктора, я его выдержала. Но это было только начало, надо было учиться быть в кадре, есть у этой профессии много своих премудростей. Потом я закончила курсы при институте повышения квалификации работников радио и телевидения в Москве и получила диплом диктора телевидения.

-- Наталья Николаевна, вы ведете информационную программу. Может быть, для этого и не нужно особых знаний. Надо просто правильно прочитать текст. Сейчас даже оговорки допускаются, не то, что раньше. А ведущие программ неофициальных такие вольности в речи допускают, что невольно начинаешь сомневаться в их культурно-образовательном уровне.

-- Мне кажется, время косноязычия и речевой свободы в средствах массовых информаций уже уходит. Это была естественная реакция на официоз советского радио и телевидения, хотелось простоты, разговорной речи, но мы заигрались в жизнь, забыли о своем предназначении нести слушателям не только информацию, но и культуру. Сейчас радиослушатели и телезрители хотят слышать правильную красивую русскую речь. Задача ведущих не только точно произносить, но и понимать то, что кроется за текстом. И еще есть один секрет мастерства, который я передаю своим студентам института искусств и культуры: <Когда вы перед камерой, прежде всего надо настроиться на то, что вы несете не только информацию, но главное -- Добро и Свет>. Так рождается истинная доброжелательность, внутренняя улыбка. Экран как рентген, он высвечивает души людей.

-- Неужели зритель замечает ваше настроение, внутреннее состояние?

- Конечно, особенно, когда ведешь аналитические передачи. Это сейчас у нас мало эфирного времени, и вы видите меня только в <Новостях>, а раньше была такая информационно - аналитическая программа <Панорама>, которую я вела не одна. Как-то соседи мне сказали, что им один ведущий кажется человеком с этакой <заковыринкой>, и потом я слышала, что говорят о телеведущих зрители, и это я учитываю, обязательно готовлю себя к встрече с ними, за текстом не спрячешься.

-- Все это, конечно, интересно. Но все-таки, телевидение - средство информации, и мы должны нести с экрана правду о той реальности, в которой мы с вами существуем. Но представьте себе такую ситуацию: ранним зимним утром вы идете к своему зрителю, ну скажем, по бульвару Победы, который никогда не очищается от снега и льда, как и другие улицы Орла. У нас ведь чистят только проезжие части, ну и площадь Ленина. Вы несете эту внутреннюю улыбку, и вдруг, поскользнувшись, падаете. Вы, превозмогая боль, приходите в студию, и рассказываете зрителям, как замечательно наши спецслужбы справляются с уборкой улиц, что соответствует написанному в тексте. И как вы в соответствии с личным опытом будете эту внутреннюю улыбку нести с экрана?

-- В любом случае, я ее принесу. Что бы со мной ни произошло, я все равно должна быть перед людьми в форме. То, что мне написали, я обязана прочесть. Если бы я вела аналитическую программу, я тогда бы обязательно подняла эту тему. Я не буду с утра, рассказывая новости, портить зрителю настроение, передавая даже интонационно свое состояние. И пусть эти житейские мелочи проходят мимо них. Я настраиваю их на хороший рабочий день.

-- Конечно, Наталья Николаевна, вы правы. Когда появилось в стране телевидение, ведущий стал для народа человеком своим. Я до сих пор с любовью вспоминаю Валентину Леонтьеву или Анну Шилову, мне, тогда ребенку, эти и другие прекрасные женщины экрана казались самыми мудрыми. Их строгая, но при этом доверительная интонация вызывала ощущение, что они разговаривают с тобой, и им верили.

Пришли другие времена, народ понял, что слово и дело у наших властей, народных избранников - это не одно и то же. А диктор несет информацию официальную. Мы иногда сидим перед телевизором и думаем себе: <Ну, ну говори, так я тебе и поверю>. У вас есть превосходное качество, я даже не знаю, как его назвать, наверное, одним словом не получится, наверное, это прежде всего - доброжелательное спокойствие, какая-то высшая экзистенциальная уверенность в том, что все в жизни нормально, все идет своим чередом, и свет впереди есть. Все это и внушает нам тот оптимизм, без которого жить очень трудно. На чем базируется это ваше качество, ведь этому, наверное, пришлось учиться?

-- Каждая профессия имеет свою особенность. Мастерство, сами понимаете, сразу не рождается. Я варилась в собственном соку, училась у дикторов своих и столичных, анализируя их работу. А потом ведь учишься там, где это возможно. В нашей телекомпании есть много талантливых людей, общение с которыми, даже просто существование рядом, мне очень многое дало. Я часто, к примеру, вспоминаю радиожурналиста Германа Ивановича Тильмана, которого уже нет с нами. Я еще только приходила к 7 часам утра читать утренний выпуск и сводку погоды, а он уже сидел и готовился. Для него эфир -это святое, и это отношение к делу своему я переняла от него. Для меня примером был и замечательный журналист Дмитрий Павлович Порушкевич, и Сергей Бычков, он умеет общаться со слушателем, как никто другой, у него удивительно домашняя интонация. Я начинала на радио, потом совмещала работу и на радио и на телевидении, и, признаюсь, мне очень не хватает радио. Не хватает прямого общения через микрофон, когда я чувствую, что вхожу в каждый дом. На телевидении это тоже есть, но радио - интимнее, там с каждым устанавливаются личные отношения. И, надо сказать, работники радио этим очень дорожат, и я научилась этому у них. С искренней благодарностью вспоминаю и безвременно ушедшего Владимира Рафаиловича Бабина, председателя телерадиокомпании, который помогал поверить в себя, когда рождалась в душе неуверенность, поддерживал любую творческую инициативу, уважал работника, понимал его нужды. Когда я приехала учиться в Москву, я поняла, что есть законы профессии, я не буду вас утомлять спецификой, но, к примеру, произношение информационного текста имеет особенности. Мы должны спрятать свои эмоции, но в то же время, через небольшие нюансы их приоткрыть, -- это искусство, которому я продолжаю учиться. В Москве заряжаешься профессиональной информацией, ты поднимаешься на какой- то новый пласт, и с новым внутренним багажом начинаешь работать дальше, меняется твой темпо-ритм, жизнь становится интересней.

-- Наталья Николаевна, вы уже без малого четверть века работаете в Орловской государственной телекомпании. В стране происходили такие разительные перемены: перестройка, путч, дефолт, бесконечная смена правительства при Ельцине, что вызывало у нас естественную тревогу. Вы давали людям информацию. Были у вас какие-нибудь затруднительные ситуации, из которых надо было самой искать выход, находить свою интонацию?

-- Я тоже была в тревоге. Когда был путч, мы в эфир не выходили и, скажу честно, мою совесть это спасло. Ведь осмысление этих событий потребовало бы от меня прямого высказывания своих жизненных позиций. Происходили события такого масштаба, что я бы не осмелилась их объективно оценить. Да, я личность, но я еще звено в большой цепи средств информации, и я ответственна за свои слова и поступки в эфире. На уровне нашего с вами общения я могу высказывать, все, что лично я думаю, и где надо, буду отстаивать свою позицию, но эфир - не место для моих амбиций.

- Ну а если вам нужно давать негативную информацию?

-- Стараюсь произнести ее <впроброс>, чтобы не акцентировать на ней моего зрителя. Негатива и так хватает, особенно в центральных средствах массовой информации. Москва навязывает нам сведения о криминале, о расследованиях, о катастрофах. Мы тоже даем в эфир критические материалы, но и позитива стараемся давать немало. Мы сыты негативом по горло, надо рассказывать о том хорошем, что действительно происходит в области, в городе нашем.

-- Почетное звание вам дано не только за долгую и плодотворную деятельность в телерадиокомпании, но и за вклад в культуру Орловщины. Вы -- постоянная ведущая официальных праздничных мероприятий: театрализованных концертов, массовых представлений, вам доверяют тексты, казалось бы, утратившие сегодня тот сокровенный смысл, который когда-то был важен для каждого человека. Вы говорите о ветеранах и тружениках, о героях, о патриотизме и воинской доблести, о материнстве и любви. Говорите так, будто только что слова эти родились в вашем сердце и вам непременно надо передать их людям. И, может быть, поэтому каждый раз, когда они звучат, в зале возникает волнующая тишина, -- значит, слово ваше доходит до самых потаенных глубин человечьей души.

Но ведущая на экране и на концерте -- это всегда красивая женщина, строгая, официальная, закрытая для досужих вымыслов. Складывается определенный образ. Но кто она? Как она живет? Какая у нее семья? Счастлива ли она? Мы ничего о ней не знаем. И, честно говоря, не хотим знать. Когда я вижу на столичных телетусовках ведущих информационных программ, меня коробит их желание привлечь к себе внимание. Мне не нравится, как они поют, как раскованно держатся, какие анекдоты рассказывают. Но все-таки мне хочется, чтобы читатели узнали чуть больше о вас.

-- Самое главное - не разрушить тот образ, который ты создал на экране.

- А как вообще сложилась ваша личная жизнь? Переживали вы периоды беспредельного счастья? Может быть, вы переживали какие-то потери, о которых можно рассказать? Чем занимаются ваши дети?

-- Дети уже большие. Володе 20 лет, Лизе 12, оба учатся. У меня с ними отношения самые дружеские. Когда я похоронила первого мужа, я поняла, что была счастлива и испытала то, что, может быть, не испытывали многие женщины, и этой памятью дорожу. Мой второй муж воспринимает его как старшего брата, мы поддерживаем отношения с его родителями. Я очень люблю свою маму, и стараюсь все выходные проводить с ней. У меня прекрасная работа, прекрасные дети, а что еще нужно для человека?

- Ну а сами-то вы телевизор смотрите? Ходите ли вы в театр?

-- Когда есть возможность, хожу на гастрольные спектакли. По телевизору смотрю <Новости>, чтобы быть в курсе событий. Сериалы не люблю. Любимый канал <Культура>, стараюсь смотреть по ТВЦ добрые передачи < с поступком>, как я их называю. Например, есть передача для подростков, когда они не просто рассказывают о своих проблемах, но в студию приходят конкретные люди, которые им помогают выйти из сложной ситуации. Думаю, что таким и должно быть телевидение. А когда с экрана говорят, что кого- то убили, и вообще, надо бояться, человека это только загоняет в угол, нужны передачи, которые помогают жить.

-- Наталья Николаевна, вы всегда изысканно одеты, и даже экстравагантно. Кто же помогает вам создавать такой образ артистичной, современной женщины творческой профессии?

-- Вообще, экстравагантность - это мой стиль. Конечно, я исхожу из тех возможностей, что имею. Я очень благодарна Нелли Калашниковой, известному орловскому дизайнеру, подруге моей, которая помогает мне создавать образ и поддерживать свой стиль. И еще у меня есть подруга Татьяна Худякова, которая возглавляет салон <Парадиз>, она тоже мне помогает. Мнения этих людей мне необходимы и дороги, а то, что получается, зритель видит на экране.

Разговор наш близится к концу, прощаясь, я представляю, как включу вечером телевизор и услышу знакомый голос:

<Доброе утро. На канале <Россия> государственная телерадиокомпания <Орел>. Коротко о главном>.

Ну, а главное для нормального человека, это даже не события, о них мы непременно узнаем и из других источников. Главное, что все, действительно идет своим чередом, что плохое быстро забудется, а хорошее останется с нами, какие бы ветры за окном не дули. И так легко становится на душе, светло и удивительно спокойно, когда в эфире - заслуженный работник культуры Наталья Деева.


Людмила Васильева
25 июля 2005 года


 


На главную страницу


© 2002−2019 Сетевое издание "Орловское информбюро" зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ №ФС77-70203 от 21 июня 2017 года. Учредитель - федеральное государственное унитарное предприятие "Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания". Главный редактор - Никитин А. А. Шеф-редактор Интернет-группы - Озеров А. А. Электронная почта: info@ogtrk.ru. Телефон редакции: +7 (4862) 76-14-06. При полном или частичном использовании материалов гипер-ссылка на Орловское информбюро обязательна. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации. Дизайн сайта разработан Орловским информбюро. Для детей старше 16 лет.

Адрес: 302028, г. Орел, ул. 7 Ноября, д. 43. Телефон / Факс: 8 (4862) 43-46-71. Техническая поддержка. RSS-лента новостей  Поиск по сайту   Информация о сайте   Карта сайта