воскресенье 7.03.2021 08:23:01 302028, г. Орел, ул. 7 Ноября, д. 43. Телефон / Факс: 8 (4862) 43-46-71
16+






COVID-19
Вести-Орёл
Вести-Орёл. События недели
Вести. Дежурная часть
Вести. Интервью
Пять интервью о любви
Спецпроекты ГТРК "Орёл"
Парк культуры
Пульс
Такая жизнь
Солдаты России
Спорт. Alive
Национальные проекты 2019-2024
Деловая жизнь
Контакты
Главная » Новости

10:40, 22 ноября 2007 года

ТАЙНА СИЯ ВЕЛИКА ЕСТЬ

Часы пробили полночь… Весь прошедший вечер я просидел за письменным столом, мучаясь сомнениями по весьма отвлеченному поводу, пока не забылся в кресле тяжелой дремотой, так ни на что и не решившись.

Сознание возвращалось рывками, в такт бою курантов. Каждый удар старого механизма отзывался перебоями сердца. Мне снился страшный сон, и остатки кошмара, словно клочья тьмы, запутавшейся в паутине сна, мешались с тревожными предчувствиями. В окне стояла непроглядная осенняя ночь, и потеки дождя отсвечивали по черному глянцу стекла мертвым серебром; мерещилось, что кто-то невидимый и неслышный судорожно царапал стекло, пытаясь зацепиться ногтями. Дождь шелестел по скатам крыш, изредка под порывами ветра дребезжало стекло в раме; где-то поблизости завыла собака, и когда вой внезапно оборвался, наступившая тишина показалась неестественной. Так тиха бывает темнота, в которой затаил дыхание убийца, подобравшийся для удара. И тут я услышал тихий стук в дверь: три быстрых удара, наталкивающихся друг на друга, и еще один, вслед: тук-тук-тук--тук…

Весь вечер накануне я над чистым листом бумаги предавался метафизическим размышлениям, пытаясь определить неопределимое. Что было, впрочем, для меня уже почти привычным делом. Однажды предложив редакции газеты еженедельно давать эссе на свободную тему, я понимал, что подряжаюсь на каторжный мартышкин труд, но не знал, что это занятие затянет в бесконечную игру воображения. Проще было бы порционно скармливать праздному любопытству глубокомысленные банальности, щедро приправленные патриотической риторикой. И читателю привычно, и автору не накладно. Но, если рассуждать всерьез, то любая актуальная тема требует обобщения в категориях культуры, и тогда выясняется, что всякая человеческая проблема всегда завязывается на социальную психологию, которая необъяснима вне исторического рассмотрения. История же, в свою очередь, требует системного анализа, в то время как все философские понятия стерты от частого употребления настолько, что сквозь семантические дыры в них сквозит чистая метафизика… Одна насущная проблема отсылает к другой, еще более запутанной, та к третьей, вовсе неразрешимой, etc, etc, etc… – и эта таинственная последовательность нерасторжима. Это значит, что каждый полученный промежуточный ответ ставит перед нашим неутолимым любопытством другие вопросы, гораздо труднее прежних. Так в русской сказке у Змея Горыныча на месте отрубленной головы отрастают три новых, еще зубастее. Однако цель чудища не сожрать героя (что было бы куда как просто), а не пропустить его в запретное место, где хранится под спудом тайна, от которой зависит его судьба. Чаще всего это какая-нибудь волшебная ерунда…

Так в сказке. А в жизни еще страшнее и «страньше». Самая великая тайна та, в которой ничего не скрыто. Философы договорились обозначать ее понятием бытие. Эта тайна естественным образом присуща каждому дураку, но ни один из величайших мудрецов даже близко не подошел к пониманию того, каким образом существует сущее. Но вне зависимости от личного отношения к ней, эта тайна обуславливает каждый миг нашего существования. Многие зовут ее Бог. Другие остерегаются давать ей имя.

Абсолютная истина, будь она в Боге или вообще не будь, недостижима по определению. Это единственное, что безусловно в познании. То есть конец любой логической цепочки уходит в бездну, недоступную нашему умозрению. Попытка представить себе бесконечность порождает головокружение и метафизическую тошноту. От ужаса, заключенного в бездне, душа спасается верой в объективную реальность. Надеждой на то, что все тайное рано или поздно становится явным. Но еще невыносимее для разума было бы обнаружить себя запертым в собственных границах. Если вдруг однажды будет доказано, что есть только то, что есть, и ни фига больше, человек исчезнет с лица земли потому, что жить станет нечем и быть не за чем. Но жизнь продолжается, и конца ей не видно. Потому что внутри каждой настоящей тайны скрыта другая тайна, еще большая. Мысль о сущем пульсирует между очевидностью и неизвестностью.

Обиходный язык смешивает вещи разной природы, путая понятия и наития. Тайна – это неизвестное, данное разуму в форме непознаваемого. Неизвестное, пока еще непознанное – это всего лишь загадка. Известное, попросту закрытое от умозрения – это секрет. Всякая неизвестность мучит ум и тревожит душу, однако разгаданная загадка и раскрытый секрет тешат лишь наше любопытство, нимало не утоляя жажду познания. Иное дело – тайна. Тайна – ментальная тень реально отсутствующей вещи. Через тайну ничто, лежащее за пределами нашего воображения, превращается в нечто, о чем можно задуматься. Пусть даже наше размышление будет бесплодно. Но сама мысль, устремленная к немыслимому, разрывает замкнутый круг нашего эго, обнаруживая вне его недостающую и недоступную часть своего существования.

Рассудок гложет загадки мироздания, как пес грызет брошенные ему кости. Летающие тарелки, снежный человек, лохнесское чудовище, бермудский треугольник, статуи острова Пасхи и пасхальный огонь… все то, в чем чудится чудо, завораживает наше воображение. Пусть все мировые загадки по сути лишь суррогаты тайны, но они хоть как-то занимают разум и отвлекают его от поиска собственной причины. Иначе он сожрал бы самого себя, снедаемый метафизическим голодом. Знание – сила. Однако рост научного познания парадоксально совпадает в истории с упадком духа. Какое-то смутное разочарование в результатах прогресса сказывается в реальной жизни падением нравов и размыванием основ. Все мифы развеяны, но разве суть вещей нам теперь яснее? Расколдованный мир не стал понятнее в целом. Чем больше объяснений ему, тем меньше в нем смысла. Когда что-то новое включается в очевидность, оно теряет таинственность – как девственность. И чем больше ожиданий, тем скучнее свершение. Кого сегодня волнуют полеты в космос? Кажется, даже высадка на Марс вызовет меньший интерес, чем какой-нибудь новый голливудский блокбастер. Добрались до Марса – ну и что? А ничего. Камни, песок, косвенные следы каких-то микроорганизмов… Своих вирусов, что ли, мало? Разоблаченная тайна как голая королева. На месте былого величия ютится жалкий срам, вызывая досаду и стыд, навевая тоску и скуку.

Тайна защищает разум от самого себя. Самый фатальный исход, какой только можно себе представить для познания – постижение всего. Если сознание совпадет с бытием, они исчезнут друг в друге. Человек, дошедший до края мира – если у мира есть край – задохнется ужасом в мучительном приступе клаустрофобии. Как бы ни был велик мир, он будет невыносимо тесен человеку, если человек почувствует себя запертым в нем. Ему в утешение не останется ничего, кроме смерти.

Смерть – запертая для живых дверь в последнюю тайну. Это вход, но никогда не выход. Никто не может вернуться и сказать нам, в чем суть смерти. Наверное, потому что разгадка будет фатальной для нашего мышления. Метафизическое пространство смерти – запретная комната Синей Бороды. Разум знает, что для него там ничего нет. Но душа, отвергая все доводы рассудка, словно зачарованная, замирает в тоске и страхе перед этой дверью, и уговаривает себя не открывать ее, и уже знает, что однажды не сможет удержаться от соблазна раскрыть страшную тайну. Часы в замке бьют полночь…

...тук!-тук!-тук!--тук! Стук в дверь повторился, чуть громче. Если верить Бетховену, так судьба возвещает о своем явлении. Достоинство человека, обреченного року, в том, чтобы принять приговор с высоко поднятой головой. Еще не вполне проснувшись, в мрачной решимости встретить судьбу лицом к лицу, я повернул ключ в скважине и рывком распахнул дверь. За дверью, переминаясь с ноги на ногу, стоял пьяненький сосед. – Извини, Лександрыч, - жена, зараза, не пускает, а у меня уже терпежу нет; пиво ж пили… я быстренько; а то она еще целый час будет куражиться, пока не откроет…

Пока сосед облегченно вздыхал в туалете, я понял, как закончу еще ненаписанное эссе о тайне. Жизнь полна неожиданностей, и ни одна разрешенная загадка ни на шаг не приближает нас к истине. Так самый долгий путь никогда не достигает горизонта. Мир, к нашему счастью, не исчерпывается временем. Последняя тайна принадлежит вечности.

Владимир Ермаков


© 2002−2021 Сетевое издание "Орловское информбюро" зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ №ФС77-70203 от 21 июня 2017 года. Учредитель - федеральное государственное унитарное предприятие "Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания". Главный редактор - Никитин А. А. Шеф-редактор Интернет-группы - Озеров А. А. Электронная почта: info@ogtrk.ru. Телефон редакции: 8 (4862) 76-14-06. При полном или частичном использовании материалов гипер-ссылка на сайт обязательна. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации. Дизайн сайта разработан Орловским информбюро. Для детей старше 16 лет.

Адрес: 302028, г. Орел, ул. 7 Ноября, д. 43. Телефон / Факс: 8 (4862) 43-46-71. Техническая поддержка.