пятница 23.04.2021 08:32:45 302028, г. Орел, ул. 7 Ноября, д. 43. Телефон / Факс: 8 (4862) 43-46-71
16+




COVID-19
Вести-Орёл
Вести-Орёл. События недели
Вести. Дежурная часть
Вести. Интервью
Пять интервью о любви
Спецпроекты ГТРК "Орёл"
Парк культуры
Пульс
Своя Земля
Контакт
Утро с митрополитом Тихоном
Такая жизнь
Солдаты России
Спорт. Alive
Национальные проекты 2019-2024
Деловая жизнь
Контакты
Главная » Проекты

13:03, 16 марта 2004 года

Несколько дней в Швеции

Группа российских журналистов, с которой мне посчастливилось посетить Швецию, точнее, ее второй по величине город Гетеборг, была уже не в первый раз собрана из разных регионов нашей страны.

До нас в прошлые годы здесь побывало уже около 600 человек из России. Финансирует подобные поездки государственный шведский фонд SIDO. В программе нашего пребывания главными были социально неблагополучные объекты – их устройство и содержание. «Хотим поделиться опытом. Ведь если в России не будет проблем, то и нам станет спокойнее», – так мотивировала необходимость выездного семинара шведская журналистка Марина Валлин.

Гетеборг – второй город Швеции.

Гетеборг по российским меркам город нестарый, он был основан почти 400 лет назад. Конечно, и до этого времени здесь жили люди. Они оставили после себя незатейливые по архитектуре, но внушительные и мрачные костелы. Однако именно в ХYII веке по проектам датских архитекторов город был обнесен крепостными стенами. Искусственные каналы обвили улицы и по ним, как по Венеции, поплыли лодки. Множество каменных мостов и мостиков, булыжные мостовые, позеленевшая от времени бронза памятников – на всем отпечаток старины. Хотя архитектура Гетеборга – настоящая эклектика, «попурри» из всех стилей. Гранитные церкви и полуразрушенные башни ХYII века, каменные дворцы ХYII, дворянские усадьбы ХIХ и современные бутики, рестораны фаст-фуды из стекла и света – все соседствует, не теснясь и не соперничая, по-шведски упорядоченно.

Центр притяжения туристов – Нордстан – самый большой торговый центр Скандинавии. Под его крышей размещается 150 магазинов и кафе. В одном из них за кассовым аппаратом – девушка Лида. Шведский язык она пока не выучила, вот и приходится, сосредоточенно хмурясь, расшифровывать пожелания клиентов. Заслышав русскую речь, Лида улыбается, но как-то сдержанно, совсем как местные жители… А мы, обрадованные неожиданной встречей на чужбине, налетаем с вопросами: «В Россию обратно тянет? Сколько платят?»

«Мне и здесь неплохо, и, вообще, я туда четыре раза в год езжу. А платят 1200 евро в месяц – на жизнь хватает».

Большинство магазинов закрываются в 6 часов вечера. А в субботу и того раньше – в два часа пополудни. Поэтому устрашающие толпы шведов при любой возможности заполоняют торговые залы. Длинные очереди выстраиваются у касс, в отделах невыносимая теснота и шум – словно магазины в Швеции открыты последний день. Люди торопятся потратить получаемые каждую пятницу деньги. Одежды покупают помногу, выбирают долго и придирчиво.

Музеи

От магазинной суеты можно спрятаться в музеях. Здесь тихо. Несколько заблудших туристов слоняются по залам. Билет стоит недешево -- от 50 до 100 крон (200-400 рублей). На эти деньги можно прилично поужинать в ресторане. Впрочем, русскому человеку несложно найти способ задарма проникнуть в шведский музей. Нашим паролем стала фраза: «Руссо журналисто – репортаж».

Темы выставок и сами экспонаты неоднозначны и в какой-то мере экзотичны. Русскому не часто придет в голову мысль, что выставлять можно и такое… Например, экспозиция пластиковых предметов очень напоминала советский хозяйственный магазин. Разложенные в центре зала прямо на полу кока-кольные стулья, ведра, пластиковые ковши, тазы и миски рассмешили нашу группу до слез.

Музеи в Гетеборге на любой вкус -- от исторических и музеев искусств до авангардных: медицины, отдельного ее раздела -- психиатрии, оружия, мотоциклов. Или вот выставка «двухкомнатной квартиры с кухней 50-х годов». В островной части города находится завод «Вольво». Там же расположен и музей знаменитых автомобилей. В нескольких кораблях, навсегда пришвартованных у набережной почти в центре города, разместился музей судоходства.

Жизнь в Гереборге замирает с наступлением темноты. После восьми на улицах пустынно. Даже воскресные вечера шведы предпочитают проводить дома с семьей. Однако по пятницам – в день зарплаты – принято кутить. Скандинавия лежит в так называемом «водочном поясе», поэтому гуляют здесь весело.

При всей приверженности шведов семейным устоям процент разводов в стране довольно высок. Хотя нужно учесть, что большинство распавшихся браков приходится на семьи эмигрантов. Женщины и мужчины, попадая в другую культуру, меняются до неузнаваемости. Муж Гульнар получил работу ученого в Швеции еще 6 лет назад. «Мы развелись, -- с улыбкой сообщает она, – когда он понял, что блондинки симпатичнее брюнеток. И добавляет: «Там, в России, считается нормальным, когда мужчина, начиная зарабатывать, находит себе молодую любовницу. А здесь к возрасту относятся совсем иначе. И в первую очередь сами женщины, которые ни материально, ни психологически не зависят от своих мужей. Никто не спешит ставить на себе крест после 50-ти. В брачных объявлениях шведы, как правило, подыскивают себе более зрелых спутниц жизни».

Тюрьма

Бертель – опасный преступник, потребитель услуг тюрьмы. Именно так называют в Швеции заключенных. Кроме него в специализированной тюрьме для насильников и педофилов содержится еще около 200 человек. А надзирают за этими «потребителями» … 214 сотрудников тюрьмы. Узкая специализация исправительных учреждений позволяет избежать дискриминационных отношений среди заключенных Узники поддерживают отношения и после освобождения.

Шведские потребители услуг тюрьмы наслышаны о русской зоне, где в одной камере обитают до нескольких десятков человек. «И толчок там же», – укоризненно качает головой Бертель. Его собственная комната (камеру это ничем не напоминает) выглядит гораздо уютнее моего одноместного номера в отеле. Большое окно, телевизор, мягкая постель, ковер в тон занавескам – стильно по-шведски. Никаких решеток на окнах. «Стеклопакеты можно разбить только мне одному известным способом», – хвастает начальник тюрьмы.

Бертель уже почти отсидел свой 5-летний срок, но на свободу не рвется. «Я обязательно сюда вернусь», – мрачно обещает он нашей группе журналистов. Таким, как он, здесь хорошо: несложная работа в оснащенной по последнему слову техники прачечной, деньги платят каждые две недели. 800 крон – это немного. Однако если не тратить их в тюремном ларьке, то за пять лет отсидки можно скопить немалую даже по шведским меркам сумму – 104 000 крон, это около 420 000 рублей. Между тем, один заключенный этой не самой дорогой в стране тюрьмы обходится налогоплательщикам в 1800 крон ежедневно. Это 7200 рублей. Нетрудно подсчитать, во что уже обошлось содержание Бертеля.

Так как работать в этой тюрьме обязательно, то преступников пенсионного возраста определяют сюда только с их согласия. Но неволи и труда, считают шведы, недостаточно, чтобы исправить правонарушителя. Поэтому с желающими проводят занятия психолог, проповедник и так называемые специалисты по уходу за заключенными. Специально разработанные программы призваны изменить отношение к сексуальным преступлениям.

Еще одна услуга предоставляемая тюрьмой – бесплатное обучение. 60% злоумышленников – из других стран, где они не получили даже среднего образования. Для таких открыта школа. Если человек хочет получить вузовское образование, к его услугам заочное или дистанционное обучение через Интернет. Получить профессию, водительские права, научиться работать с компьютерными программами – здесь все это возможно, было бы желание.

О досуге в шведской тюрьме тоже не забывают. Футбольным полем и в русской зоне никого не удивишь, а вот поля для гольфа и мини-гольфа, спортзал и тренажерный зал с душевыми – диковинка.

Дает ли плоды такая «услужливая» тюрьма? Смотря как судить. По крайней мере, 24 % побывавших за колючей проволокой вскоре вновь возвращаются туда же. Общество такой статистикой обеспокоено. 40 лет Гетеборгская тюрьма чуть не пустовала. Теперь, с засильем эмигрантов, приходится достраивать новые корпуса. Зэки привыкают к беззаботному и беспроблемному существованию и, выходя на свободу, уже не могут жить и работать как все. Шведские социологи называют это «синдромом госпитализации».

Борясь с этой напастью, шведы закрыли все детские дома и психбольницы, даже рожениц стараются не держать в стационаре дольше 2 дней.

А бывшие потребители тюрем создали специальную реабилитационную организацию “KRIS”. Расшифровка звучит дико для русского человека – «реванш криминальных людей в обществе». Однако цель у членов этого своеобразного объединения благородная: спасти от рецидива. Здесь не только помогают найти работу, подыскивают жилье, но предлагают дружбу. Люди собираются вместе, обсуждают свои проблемы и решают их совместно. Кстати, филиалы “KRIS” уже есть в Латвии и Литве. «Не за горами день, когда мы откроемся и в России», – считают организаторы этого заморского чуда.

Но в “KRIS” не любят насильников. Поэтому Бертель и многие другие не мыслят существования вне тюрьмы. Вот Петеру повезло: он познакомился через объявление в газете с Надей из России и ждет-не дождется освобождения. Для свадьбы уже все готово.

Дом престарелых

Просторное светлое здание с огромными окнами. Среди цветов на застекленных верандах – плетеные столики и кресла-качалки. Сюда попадают старые и больные люди, уставшие жить в одиночестве. Государство берет на себя все расходы по уходу на дому за пожилым человеком вплоть до изменения планировки его квартиры, установки потолочных подъемников, специальных ванн и другого необходимого для удобства пожилых людей оборудования. Но многие, не желая стать обузой родственникам или социальному работнику, переселяются в дом престарелых.

Последнее пристанище (отсюда никто уже не возвращается) совсем не похоже на приют. Нет людей в белых халатах и казенной обстановки. Наоборот, чистые ковры в коридорах, домашние запахи, в общей комнате красивая мебель солнечных оттенков. В просторной кухне стоят диваны, телевизор, столы для игр и всегда есть, чем перекуксить.

На каждом шагу расставлены столики с кофе и печеньем. А на дверях разрисованные сердечками и мультяшными мордашками таблички с именами обитателей комнат. Все это чем-то напоминает детский сад. Впрочем, никаких признаков старческого маразма у здешних жителей не наблюдается. Наоборот, жизнеутверждающая атмосфера отчасти и их заслуга.

Живут старики даже не в комнатах, а в квартирах. Здесь есть кухня с раковиной, разделочным столом и микроволновой печью, на случай, если захочется что-нибудь приготовить самому. Душ и туалет оборудуются индивидуально для каждого, с учетом физических возможностей жильца. Немаленькая комната кажется тесной от нагромождения мебели. Здесь и шкафы, и стол, и кресло, и широкая кровать, и даже диван для гостей. На пушистом коврике мягкие тапочки ждут своего будущего хозяина. Конечно, шведское чувство прекрасного и здесь не подвело – все красиво.

Жизнь в этом раю не бесплатна. Но «работать» на дом престарелых или тратить накопления никому не придется. Из каждой пенсии, независимо от ее размера, старику выдается по 1500 крон (6500 руб.) на личные расходы. Остальные деньги идут на нужды приюта.

Но русскую группу, несмотря на все увиденные прелести что-то гложет: «А дети часто навещают?»

«Ну да, приходят иногда. Родители понимают, как сложно бывает выкроить на них время в современном ритме жизни. Они такие совестливые, боятся быть в тягость. Моя мама постоянно просит у меня прощения за то, что так долго живет», – смеется одна из медсестер.

Школа

В районе Bergsjön проживает 114 национальностей. 60% местных жителей – безработные иностранцы. Каждые четыре года население в Bergsjön полностью обновляется. Коренные шведы опасаются попадать в это неспокойное место. Ничего здесь не напоминает благопристойную Швецию, скорее какой-нибудь «черный квартал» Нью-Йорка.

В школе тоже не все ладно. Еще недавно она не сходила с полос газет: «Меня казнили в этой школе», «Учителю перерезали горло». За шесть лет здесь сменилось пять директоров. Но шведы не могли пустить ситуацию на самотек. Ставку сделали на незаурядную личность нового руководителя. Разделив по-армейски своих подчиненных на «десятки и сотни», он назначил себе 10 заместителей. Те в свою очередь получили по 10 подшефных учителей. А каждый учитель курирует по 10 учеников.

И вновь школа на страницах газет, ее посещают заинтригованные неожиданными успехами министры и даже королева. Понимая как тяжело учиться на неродном языке, нынешний директор учредил ежегодные премии отличившимся ученикам. Получить подобную премию можно за любое достоинство. Не пропустил ни одного занятия в учебном году или ни разу не опоздал на урок, проявил поэтический или музыкальный дар – все ставится в заслугу. Этой премией уже заинтересовался нобелевский оргкомитет. Так что в этом году награждать детей приедут нобелевские лауреаты.

Недавно школьниками был выпущен сборник стихов. Деньги от его продаж будут выплачиваться юным талантам. Веселых стихотворений в книге нет. А примерно таких много:

«Эх, быть бы суперменом,

Полететь бы в далекую Гамбию,

Отыскать там папу

И сказать ему:

«В Швеции плохо без тебя».

Папам и мамам местных учеников некогда заниматься своими детьми. Они забывают или не успевают разбудить ребенка в школу и накормить завтраком. Эти заботы берет на себя классный руководитель. По утрам он будит школьника, проверяет домашнее задание по всем предметам. А в столовой учеников ждет бесплатный завтрак.

Родители и их дети – клиенты, за которых необходимо бороться. Поэтому школа старается предоставить как можно больше услуг. Для контроля над работой учителей создаются специальные ученические инспекции. Дети-инспектора могут оспорить любую оценку, с которой не согласны. Учитель обязан доказать, что оценил работу школьника справедливо. Только с одобрения подобных инспекций принимаются на работу новые кадры.

Преподавателям здесь принято говорить «ты». Другое обращение унижает достоинство маленького человека. И уж, конечно, нельзя повышать на ученика голос, подшучивать над ним, оскорблять и как-нибудь проявлять власть. Правда, законом разрешено выгонять непослушного школьника за дверь во время урока.

Наверное, в Швеции воплотилась мечта наших детишек об идеальной школе. Здесь нет экзаменов. Оценки ставят только в последних восьмом и девятом классах. На второй год никого не оставляют. Да еще и деньги за то, что учишься, платят. Школьникам до 16 лет выдают пособие около 100 $ в месяц.

После школы подростки поступают в гимназию, где их три года готовят к поступлению в университет. В специальные классы стараются взять даже самых отсталых.

Сейчас шведское общество переживает не самые легкие времена. Множество эмигрантов из неблагополучных, с высокой преступностью стран паразитируют здесь, пользуясь гуманными законами Швеции. Темный цвет кожи и незнакомый язык вызывают у шведов настороженность. Гостеприимство все чаще оборачивается ущемлением прав коренных жителей. Даже в объявлениях о найме на работу можно встретить пометку «желательно не швед». И, тем не менее, большинство приезжих не работают, предпочитая жить на пособия.

Совсем другое отношение в обществе к русским. Эти трудяги, чаще всего с высшим образованием. Они быстро ассимилируются, легко принимая шведскую культуру. Поэтому, находясь в Гетеборге мы никогда не чувствовали себя посторонними. Шведы, уловив акцент, старались заговорить с нами по-русски, были радушны и приветливы. Намного доброжелательнее, чем мы у себя на родине к чужим, да и к самим себе…

Наталия Мутаф, г. Орел.


© 2002−2021 Сетевое издание "Орловское информбюро" зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ №ФС77-70203 от 21 июня 2017 года. Учредитель - федеральное государственное унитарное предприятие "Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания". Главный редактор - Никитин А. А. Шеф-редактор Интернет-группы - Озеров А. А. Электронная почта: info@ogtrk.ru. Телефон редакции: 8 (4862) 76-14-06. При полном или частичном использовании материалов гипер-ссылка на сайт обязательна. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации. Дизайн сайта разработан Орловским информбюро. Для детей старше 16 лет.

Адрес: 302028, г. Орел, ул. 7 Ноября, д. 43. Телефон / Факс: 8 (4862) 43-46-71. Техническая поддержка.