воскресенье 24.10.2021 00:21:58 302028, г. Орел, ул. 7 Ноября, д. 43. Телефон / Факс: 8 (4862) 43-46-71
16+


Вести-Орёл
Вести-Орёл. События недели
Вести. Дежурная часть
Вести. Интервью
Открытый доступ
Спецпроекты ГТРК "Орёл"
Парк культуры
Пульс
Своя земля
Контакт
Утро с митрополитом Тихоном
Такая жизнь
Солдаты России
Спорт. Alive
Национальные проекты 2019-2024
Деловая жизнь
COVID-19
Главная » Вести.Память

10:19, 8 апреля 2010 года

Вести. Память

В числе других орловских ветеранов 65-ю годовщину Победы будет отмечать и Юрий Васильевич Лихопек – журналист, корреспондент ГТРК «Орел».

Юрий Лихопек: «Я родом из станицы Пашковская Краснодарского края. Родился я в 26-м году 19 января на Крещение. Учился в местной школе. Закончил семь классов, затем я попытался было поступить в Тихорецкий железнодорожный техникум. Это была моя мечта стать машинистом. Я сдал экзамен, поступил. Но началась война».
Юра вернулся домой. Перед оккупацией Краснодара смышленого паренька, пригласили в райком комсомола, где предложили стать разведчиком-проводником Пашковского партизанского отряда. Такие отряды создавались заблаговременно. Для них готовились специальные базы с замаскированными землянками, провиантом, боеприпасами, одеждой.
База Пашковского отряда оказалась не в глубоком тылу немцев, а в нескольких километрах от линии фронта. И «пашковцам» пришлось долгие месяцы вести, в прямом смысле слова, ночной образ жизни. Боевые операции, чтобы не привлекать внимания немцев к базе, они проводили за 20-30 километров от нее.
Для разведчика-проводника такие обстоятельства создавали дополнительные трудности. Например, расстояние до Краснодара в 40 километров приходилось преодолевать за одну ночь. Особенно трудно было при переходе линии фронта. Один из них навсегда врезался в его память.
Юрий Лихопек: Мы вели группу саперов, наших подрывников, которые должны были там, на немецкой территории взрывать мосты, железнодорожные пути и так далее. Немцы, наверное, выследили вот эту нашу дорогу. И построили на пути дзот. Мы переходили в октябре, по-моему, или в ноябре. Ну, там уже похолодание, горы окутал туман. И мы, когда спустились вниз, с пригорка, уже с наших позиций, и прямо почти нос к носу к этому дзоту. Там пулемет, два пулеметчика. И мы - вот они - здрасте! Ну, метров 100-80, видно было все хорошо.
И команда была, я с ним шел - Щебет - такой, тоже наш партизан, в такой кубанке, у него чуб белый. Он: "Вперед, справа!". И вся эта группа, человек 20 нас было, вот мы пронеслись. Там был обрыв, сыпучий такой камень. И мы - туда. Никто не стрелял по нас! И когда мы там отдышались, стали задаваться вопросом: наверное, пулемет заел там или еще что-нибудь.
Представляешь наше состояние? Я до сих пор помню, как холодок в живот, ноги, как будто тебе гири повесили, бежишь, тебе кажется, что ты стоишь на месте, а на самом деле пролетел там - дай Бог как!»
Однако, но на этом та история не закончилась. После освобождения территории отряда Лихопек и его товарищи встретили группу пленных. Это были чехословаки, которые сами сдались. Поэтому к месту сбора они шли самостоятельно, без конвоя.
Юрий Лихопек: «И вдруг из этой группы выходит один чехословак и, показывая на Щебета: "О! - говорит - А я тебя знаю!". Понимаешь, а тут группа сидит, думает "Ни хрена себе! В партизанском отряде, оказывается, имел связь с чехом, который воевал на стороне немцев!" Он посмотрел на меня, говорит: "О! Да и тебя я знаю". Ну, тут надо объясняться. "Давай рассказывай, откуда ты знаешь?".
И вот он рассказал, что: "за тем пулеметом, который не стрелял по вас, сидел я и мой напарник" и показывает на него. "Ну, как же ты - говорю - у вас должен быть немец, там над вами командовать". "Да, - говорит - у нас был офицер, но вам повезло, что он всю ночь не спал, а перед рассветом лег и заснул в дзоте. И как раз вы шли, он спал".
Я говорю: "Что б ты делал, если б он не спал? Он бы скомандовал стрелять". Он: "Я б, стрелял, но я бы стрелял в молоко, не в вас. Да вы так быстро бежали, что времени для стрельбы было мало".
Судьба подарила Юрию еще одну встречу с человеком, сохранившим ему жизнь. Она случилась после войны в Москве. Посещая Кремль, который открыли для народа во времена хрущевской оттепели, Лихопек столкнулся с чехословацкой делегацией.
Юрий Лихопек: Из группы выходит такой уже пожилой мужик - седой. И стал присматриваться. Ну, я говорю: "Привет, что ты?". "О! - говорит - а я тебя знаю!". Говорю: "Как, что?". А он сразу: "А Горячий Ключ, а вот там…". И я понял. Обнялись. А группа-то, ей-то было все до лампочки. Кто-то из этой группы крикнул ему: "Скорей, скорей!". Он говорит: "О-о! Хорошо! Живи!" и убежал. Честно говоря, я вот умру, но буду благодарить его за то, что он сохранил мне жизнь».
Но не всегда так везло молодому партизану.
Юрий Лихопек: «Попали мы однажды под шестиствольный миномет немецкий. Немцы заняли главенствующую высоту, называлась Лысая гора. И с этой горы они наблюдали буквально все дороги, которые вели в расположение наших войск. А мы шли втроем с кем-то, я уж сейчас не помню. А когда уже прошли линию фронта (мы прошли ее рано утром), ну и поперли. И вышли на открытую площадку. И заметили только тогда, когда звук раздался. В горах-то он здорово, звук. Мы в сторону. И меня там ранило в ногу осколком. Ну, партизана ранило тяжело, он умер у нас в отряде. Я же не в санбат, никуда. Какой там санбат! Открыли патрон, порохом - растерли его - посыпали. Завязали тряпичкой. И опять сапоги одели и пошли. Вот все было лечение тогда».
И все же небеса благоволили Юрию Лихопеку, спасая его, казалось бы, уже из безнадежных ситуаций. Однажды он с группой пробирался узкой горной тропой. На привале партизаны всегда садились лицом вперед и назад по маршруту движения. Во время очередного отдыха их настигли немецкие горные егеря. Юра охранял в это время тыл группы.
Юрий Лихопек: «Ну, я - на прицел, расстояние было маленькое, там промазать было нельзя. Ну, кто остался у них, жив, они открыли огонь по нам. И нам ничего не оставалось, как надо было отходить. Ну, ушли мы как-то удачно. Тогда у нас никто не был ранен. В общем, плохо немцы стреляли. А когда мы пришли на базу, а у нас были такие плащи брезентовые, и вот в этом плаще, у меня одного - три пробоины! Ну, говорят, ты родился в рубашке».
Юрий Лихопек - подлинный очевидец того времени. И он искреннее возмущается высказываниями некоторых, мягко говоря, нечистоплотных историков, политиков и обывателей о том, что немцы несли якобы свободу от большевистского рабства. И если бы победили, мы жили сейчас, как они - попивая баварское пиво.
Юрий Лихопек: В Краснодаре немцы, пожалуй, впервые за их оккупацию Советского Союза применили так называемые душегубки. Вот их отношение. Если они подозревали, хоть в чем-то, скажем в связях с партизанами или негативное отношение к самим оккупационным войскам, они садили в машины. Там дверь закрывается наглухо. И там же выхлопной газ идет прямо в кабину. И когда освобождали Краснодар - раскопали вот эти рвы. Там тысячи людей лежали в этих рвах. Это вот отношение немцев.
Я сказал, что отряд базировался в районе. Там была молочная ферма, называлась "Пятигорская". И мы однажды проходили - невдалеке там. И голос женщины, такой истошный: "Не убивайте! Не убивайте, он не причем. Не убивайте!". И, короткая автоматная очередь,… Она там заикнулась, и все… Нас группа-то - три человека, чем мы могли помочь? Туда пойти - никак. А уже после выяснилось, поскольку наш отряд вел довольно активную там работу, они искали отряд. И они, наверное, к ней привязались, что, мол, девка, ты - пособница партизан и так далее. И их расстреляли. Расстреляли ее и ее сына. Семь или восемь лет парню было. Прямо там же, на этой ферме. Это вот настоящая картина прошлого».
Когда партизанский отряд влился в действующую армию, Юрия направили учиться на курсы зенитчиков. После их окончания он в составе специального полка дошел до чешского города Кошицы. Оттуда полк вернули на Украину для прикрытия наших тылов от немецкой авиации. Здесь он и встретил День Победы. Вместе с жителями Украины, где кое-кто сейчас пытается нагло фальсифицировать историю минувшей войны.

Юрий Лихопек: «Мы освобождали Синельниково, Софиевку, Запорожье, Мелитополь. И нам же рассказывали те жители, которые остались в живых: "Это ж бендеровцы, это ж бендеровцы всю мою семью постреляли". Вот сколько я там был на Украине, мы в 43-м туда пришли, 44-й год, 45-й год, ни одного акта такого скажем, чтобы украинцы как-то к нам отнеслись недружелюбно, я не помню. А в день Победы, это 9 мая, мы, конечно, все высыпали со своих батарей. Если бы ты видел, как люди бежали к нам, как они нас обнимали, как они плакали оттого, что война закончилась и что этих страстей больше не-бу-дет! И эти попытки показать, что мы кого-то там оккупировали, ну это настолько вранье!»
После войны Юрий Васильевич Лихопек еще восемь лет служил в армии. Затем, после ее сокращения, окончил факультет журналистики МГУ. Еще будучи ребенком он писал в "Пионерскую правду" о своем увлечении рыбалкой. В годы войны, прочитав во фронтовой газете очерк о себе, как о партизане, стал сотрудничать с ней. Так начался его путь в большую журналистику. С тех пор он отдал ей более полувека. Работал корреспондентом "Орловской правды", Всесоюзного радио и телеграфного агентства Советского Союза по Орловской области.
Месяц назад вышла в свет его книга "Земля с хозяином и без…". В ней он рассказывает о событиях, которые происходили на Орловской земле за эти годы, раскрывает неизвестные страницы в биографии руководителей страны посещавших наш край.
Сегодня Юрий Васильевич Лихопек счастливый отец, дед и прадед. И прощаясь с ним, я спросил: что бы он пожелал нынешней молодежи?
Юрий Лихопек: «Понятие патриотизма, понятие чувства Родины и готовность ее защищать, которое, к сожалению, есть не у всей теперешней молодежи. Военкоматы, извините, чуть ли ни неводы берут, вылавливают тех, кто не хочет служить в армии. Да, в армии есть свои проблемы, но главная у нас проблема это наша страна. Давайте будем любить ее, давайте делать так, чтобы она - Россия - была хорошая.
Мы уж старики, вряд ли, что тут сможем сделать. Я знаю, что мы раздражаем некоторых людей: "Вот они уж надоели ветераны". Ну, мы уйдем, но страна-то останется! Родина-то останется. Останется кому? Тем, кто ее ободрал, и кто сейчас ворочает миллиардами? Вряд ли. Для них Россия это лакомый кусок… Вряд ли они будут патриотами.
Патриотами будут все те, кто работает на полях, на заводах, кто в лабораториях, в институтах работает. Вот эти люди, эта молодежь, пусть это будет звучать, может быть некрасиво, она должна делать свою страну. Чтобы ее уважали, чтобы с ней считались, а не плевались, когда встречают за границей, что ты из России….»
С Юрием Лихопеком беседовал корреспондент Радио России «Орел» Олег Смуглов


Олег Смуглов

© 2002−2021 Сетевое издание "Орловское информбюро" зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ №ФС77-70203 от 21 июня 2017 года. Учредитель - федеральное государственное унитарное предприятие "Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания". Главный редактор - Куревин Н. Г. Шеф-редактор Интернет-группы - Озеров А. А. Электронная почта: info@ogtrk.ru. Телефон редакции: 8 (4862) 76-14-06. При полном или частичном использовании материалов гипер-ссылка на сайт обязательна. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации. Дизайн сайта разработан Орловским информбюро. Для детей старше 16 лет.

Адрес: 302028, г. Орел, ул. 7 Ноября, д. 43. Телефон / Факс: 8 (4862) 43-46-71. Техническая поддержка.