воскресенье 17.10.2021 19:31:15 302028, г. Орел, ул. 7 Ноября, д. 43. Телефон / Факс: 8 (4862) 43-46-71
16+


Вести-Орёл
Вести-Орёл. События недели
Вести. Дежурная часть
Вести. Интервью
Открытый доступ
Спецпроекты ГТРК "Орёл"
Парк культуры
Пульс
Своя земля
Контакт
Утро с митрополитом Тихоном
Такая жизнь
Солдаты России
Спорт. Alive
Национальные проекты 2019-2024
Деловая жизнь
COVID-19
Главная » Орловщина

9:36, 30 марта 2005 года

ОРЛОВСКИЕ ГОДЫ ФЕДОРА КРЮКОВА

14 февраля этого года исполнилось 135 лет со дня рождения, а 4 марта – 85 лет со дня смерти Федора Дмитриевича Крюкова, который первым из казачьих писателей приобрел мировую известность. И по своему происхождению, и по характеру своего творчества он был настоящим казаком. Но из отпущенных ему судьбой 50 лет писатель почти четвертую часть этого времени прожил в губернском городе Орле.

Сюда он приехал в 23-летнем возрасте, через год после своего первого выступления в печати. Наш город стал творческой мастерской для целого ряда рассказов Крюкова. В течение двенадцати лет он учительствовал в мужской и женской гимназиях, а также в Орловском Бахтина кадетском корпусе, оставив глубокий след в душах многих своих учеников.

Орловскую гимназию закончил младший брат писателя, а одна из его сестер держала в ней экзамен на звание учительницы городского начального училища. Биографические и творческие связи Федора Крюкова с городом на Оке и Орлике оказались такими прочными и значительными, что его включили в био-библиографический словарь «Писатели орловского края».

Получение писателем права на орловское землячество с особым удовлетворением воспринимается теперь, когда резко возрос интерес к российскому казачеству. С некоторыми периодами его истории связан и наш край.

Орловские казаки могут гордиться тем, что у нас долго жил и работал выдающийся писатель предреволюционной России, первым давший яркое описание быта и народных характеров донского казачества.

Известно, как сложна и мучительна была житейская и литературная судьба многих писателей-орловцев — Фета, Лескова, Бунина, Леонида Андреева, Бориса Зайцева, Петра Потемкина. Однако по отношению к Федору Дмитриевичу Крюкову рок был, пожалуй, особенно суровым и несправедливым.

Еще в 1914 году рецензент первого тома «Рассказов» отмечал: «О Федоре Крюкове нельзя писать без некоторого чувства обиды за этого талантливого художника, до сих пор, к сожалению, мало известного широким кругам русских читателей... Ф. Крюкова узнали только немногие, но зато те, которые узнали, давно уже оценили писателя за его нежную, родственную любовь к природе и людям, за простоту стиля, за его изобразительный дар, за меткий живописный язык...»

Участие писателя в борьбе против насильственного, кровавого расказачивания обернулось 70-летним заговором молчания вокруг его имени. Показательно, что заметка о Крюкове, появившаяся в «Неделе» в конце 1989 года, носила выразительное название - «Вернуть из небытия»

Чтобы сделать это, необходимо напомнить основные вехи биографии Федора Крюкова, ближе познакомить своих земляков с ее орловским периодом.

Начался этот период в 1893 году, после окончания столичного историко-филологического института. Завершился в 1905 году. Почти все это время — целую дюжину лет — Федор Дмитриевич занимал должность воспитателя пансиона губернской мужской гимназии, что находилась на Карачевской улице в километре от гимназии (здание сохранилось, но еще не отмечено мемориальной доской).

В областном архиве сохранились составленные и написанные Крюковым программы по русской истории и географии для орловских гимназистов, а также список рекомендуемой литературы по истории для каталога гимназической библиотеки.

В начале 1900-х годов Фёдор Дмитриевич входил в список лиц, имеющих право быть присяжными заседателями но Орловскому уезду. В феврале 1903 года он выступил с лекцией, посвященной 42-й годовщине реформы об освобождении крестьян от крепостной зависимости.

В конце того же года писатель входил в комиссию по вопросу расширения гимназического курса, которая высказалась против исключения из программы Достоевского и Льва Толстого.

В одном из рассказов писатель отмечал: «Мир гимназии был странный, оригинальный мир... Казалось иногда, что не только главным признаком, но и всем содержанием его была борьба двух враждующих лагерей. Во имя чего шла эта глухая, беспрестанная, бессмысленная вражда с ее взаимным недоверием, озлоблением, подкапыванием, насмешками и, наконец, ненавистью... это ни тому, ни другому лагерю не было вполне ясно».

Единственной «пламенной страстью» у Крюкова стала любовь к сочинительству. Его литературный дебют состоялся в 1892 году. В февральском номере «Исторического вестника» был помещен его «очерк из быта стародавнего казачества» под названием «Гулеб-щики».

Очень скоро начинающий писатель отыскал свою богатую колоритом и красками тему, в литературе еще никем не затронутую: описание быта и народных характеристик донских казаков. В дальнейшем современники назовут его «Глебом Успенским Дона».

В начале творческого пути Крюков уже обладал отличным слухом, улавливающим малейшие оттенки разговорной речи. Подтверждением этому может служить рассказ «Пособие», напечатанный в том же 1894 году. О герое его рассказа казаке Андрее автор говорит: «Он был художник в душе, сам пел превосходно, любил слушать хорошее пение». Конечно, это автохарактеристика.

Своим крестным литературным отцом Крюков считал известного писателя В. Г. Короленко, одного из руководителей народнического журнала «Русское богатство». По меньшей мере четыре письма Короленко были адресованы в Орел. В августе 1896 года автор «Слепого музыканта», в частности, сообщал: «Рассказ Ваш «Односумка» будет напечатан в «Русском богатстве». |

Кроме того, во время пребывания Крюкова в городе на Оке в «Русском богатстве» увидели свет следующие его произведения: «Казачка», «На тихом; Дону», «Из дневника учителя Васюхина», «В родных местах», «К источнику исцелений» и написанная целиком на | местном материале небольшая повесть «Картинки школьной жизни».

Федор Дмитриевич имел все основания сказать о себе устами героя одного из рассказов, написанного в Орле: «Я знаю казацкий быт; я люблю народ свой, среди которого я вырос и которому служу, мечтаю о его счастье, скорблю о нем сердцем; я — сын народа, смело могу это сказать...». |

В 1905 году Крюков был переведен из нашего города в Нижний Новгород, где во Владимирском реальном училище он недолго преподавал историю и географию. Весной 1906 года его избрали депутатом 1-й Государственной думы от области Войска Донского. Статский советник Крюков вынужден был выйти в отставку.

Началась его активная общественная деятельность. И в Думе, и в печати он выступил против использования донских полков для подавления революционных выступлений, добивался демократических выборов, отмены сословных и национальных ограничений. После роспуска Думы Федор Дмитриевич подписал выборгское воззвание «Народу от народных представителей», за что поплатился тремя месяцами тюремного заключения.

Получив поддержку со стороны Короленко и поэта П. Якубовича, он становится постоянным сотрудником журнала «Русское богатство». С 1912 года Крюков — его редактор по отделу художественной литературы. Короленко высоко отзывался о своем помощнике: «Крюков — писатель настоящий, без вывертов, без громкого поведения, но со своей собственной нотой и первый дал нам настоящий колорит Дона».

Поместив в 27-м «Сборнике товарищества «Знание» повесть Крюкова «Зыбь», М. Горький в статье «О писателях-самоучках» назвал его в числе тех, у которых начинающим литераторам из народа следует учиться говорить правду о деревне. На очерк Крюкова «Без огня» в подтверждение своих предположений ссылается В. И. Ленин в статье «Что делается в народничестве и что делается в деревне?» (1913).

Большая дружба связывала первого донского писателя со своим земляком А. С. Серафимовичем. В одном на писем будущий автор «Железного потока» дал высокую оценку художественному дару собрата по перу: «Вы завидуете, как я пишу. А я завидую, Федор Дмитриевич, Вам. Это я серьезно. Я беру явления несколько шире Вас, может быть, несколько глубже, но — все от литературы, все это надумано, придумано, все это дохлое и только для виду ворочается, обманывая. У Вас же, если круг захватываемый и уже, зато это трепещет живое, как выдернутая из воды рыба, трепещет красками, звуками, движением, и все это — настоящее...».

Не замыкаясь в кабинете, Федор Дмитриевич совершает поездки по стране — путешествует по Волге, опускается в донецкую шахту, пытается добраться водным путем от Орла до Калуги. В его задачу входило «взглянуть хоть одним оком на коренную русскую деревню и, насколько сил окажется возможным, познакомиться с ее современным общественным настроением и хозяйственным бытом».

В годы первой мировой войны Крюков в качестве корреспондента побывал на фронте. Обо всем увиденном писал очерки и рассказы.

В марте 1917 года в Петрограде состоялся Общеказачий съезд, избравший Совет Союза казачьих войск, куда вошел и Крюков. Подобно Плеханову, Короленко, Кропоткину и другим он стоял за продолжение войны, считая ее для России оборонительной. В прессе того времени она именовалась Второй Отечественной.

После Февральской революции Крюков отмечал: «Тревога моя за Россию, начавшаяся в Питере, не улеглась. На гребне волны почти всюду оказывается хулиган, бывший стражник, уголовный, подпольный, адвокатишка. Они ориентируются быстрее, чем добропорядочные граждане, захватывают власть, обманывают, арестовывают, сводят личные счеты...». Не сошелся он во многом и с большевиками.

В апреле 1919 года писатель стал редактором «Донских ведомостей», в которых печатал обличительные материалы как против массового расказачивания, так и против политики белогвардейцев, осуждая их грабежи, спекуляции и узкоклассовую агитацию.

Поддерживая повстанческое движение, Крюков, однако, в боях не участвовал. Если он иногда и бывал на фронте, то как журналист. Однажды под ним рухнул убитый конь, а сам он получил контузию.

Скончался Федор Дмитриевич в расцвете творческих сил от сыпного тифа 20 февраля 1920 года в станице Новокорсунской. Похоронили его недалёко от ограды монастыря. В некрологе говорилось: «В его казачьих рассказах навсегда сохранится облик донского казачества, аромат далеких степей и, добавим мы, аромат его мягкой любящей души. Громадна потеря для Дона! Велика скорбь и русской всероссийской литературы...».

Владимир Власов.


© 2002−2021 Сетевое издание "Орловское информбюро" зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор). Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ №ФС77-70203 от 21 июня 2017 года. Учредитель - федеральное государственное унитарное предприятие "Всероссийская государственная телевизионная и радиовещательная компания". Главный редактор - Куревин Н. Г. Шеф-редактор Интернет-группы - Озеров А. А. Электронная почта: info@ogtrk.ru. Телефон редакции: 8 (4862) 76-14-06. При полном или частичном использовании материалов гипер-ссылка на сайт обязательна. Редакция не несет ответственности за достоверность информации, опубликованной в рекламных объявлениях. Редакция не предоставляет справочной информации. Дизайн сайта разработан Орловским информбюро. Для детей старше 16 лет.

Адрес: 302028, г. Орел, ул. 7 Ноября, д. 43. Телефон / Факс: 8 (4862) 43-46-71. Техническая поддержка.